Глава 7.

                                                                                        
Проснувшись с улыбкой на губах, Мэри встала, готовая радоваться наступлению нового дня. Причин для этого было больше, чем когда-либо. Сегодня предстояло написать письмо Мег. Ей, наверное, безумно интересно, как прошёл пикник. Мэри подумала о кузине и улыбнулась. Но потом улыбка сошла с губ. Ей придётся рассказать Мег про пикник, упомянув вскользь мистера Треверса и постараться, чтобы ничто не выдало её чувств. Если она доверится кузине, та обязательно проболтается - или от огорчения или от легкомыслия. А Мэри этого совсем не хотелось. Девушка села писать письмо, когда её внимание отвлёк какой-то шум в прихожей и снизу донеслись приглушённые голоса. Странно, они не ждали сегодня гостей. Мэри не могла узнать голоса и не разобрала ни единого слова - слишком плохо было ей слышно, но вся эта суета и шум наполнили её душу каким-то непонятным волнением. Она не удивилась, когда через некоторое время, в комнату вбежала Кэтти (молоденькая горничная, которую матушка наняла для неё) и сказала, что миссис Лодж в сильном волнении и требует к себе дочь.
Мэри спустилась к матушке. Миссис Лодж, разгневанная, стояла посредине гостиной.
- Мэри, это правда, что ты неравнодушна к мистеру Треверсу? Отвечай мне!
Девушка вздрогнула и залилась краской. Кто? Кто сказал матери? Перед глазами, словно ответ на вопрос, появился образ Беллы. Несомненно, это она, больше некому.
- Отвечай! Что ты молчишь? - Ещё раз потребовала миссис Лодж.
- Я его люблю! - Тихо, но внятно ответила Мэри.
- Что ты сказала? Повтори! 
- Я его люблю!
- Господь милосердный! - От изумления миссис Луиза Лодж не смогла найти слов. Мэри стояла молча, надеясь, что этот допрос скоро закончится. Она не очень боялась матушку, но перечить ей в открытую по слабости характера не могла.
- Так вот кого ты предпочла Джеймсу! Нищего голодранца, потомка торговцев, без гроша за душой. - Обидные и гневные слова посыпались на Мэри, как град и тем больней были, что касались они не её, но мистера Треверса, котрый ни словом ни делом не заслужил подобного. Она только молча закрыла лицо руками, стараясь не расплакаться. А матушка, наконец, сказала:
 - Ноги его больше не будет в моём доме, пока я жива! - Потом, немного помолчав, добавила - Что ты на это скажешь?
- Что от того, что вы наговорили мои чувства к мистеру Треверсу не изменятся. Я глубоко уважаю его и люблю.
- Мэри, дочь моя, - голос миссис Лодж зазвучал ласково и вкрадчиво, - я думаю всё же, что эта чепуха скоро выветрится у тебя из головы. Ведь ты, конечно же, не рассчитываешь на ответное чувство со стороны этого негодяя. Мистер Треверс ищет способ выкупить свою усадьбу. Ему нужна богатая невеста и всё. Все комплименты, которые он, может быть, тебе расточал, фальшивы и неискренны. Чувства Джеймса к тебе намного сильнее. Джеймс хочет жениться на тебе из-за тебя самой, а не из-за твоего состояния. Послушай меня, оставь эти глупые мечты и не думай больше о мистере Треверсе. Никакой радости тебе эти мысли не принесут. Что касается меня - я сделаю всё возможное, чтобы вы больше не встретились и ты обрела бы настоящее счастье.
Мэри молча слушала матушку, сдерживаясь изо всех сил, чтобы не заплакать. Ей было больно и обидно, но, скорее, за мистера Треверса, чем за себя. Ах, если бы она только была уверена в его любви! Остальное всё - пустяки. Может быть, со временем, она смогла бы склонить матушку быть доброжелательней к нему и уговорить её... со временем, когда всё уляжется. Матушка всё равно не сможет полностью отказать от дома мистеру Треверсу, они смогут видеться у друзей. Если бы она только была уверена в его любви...
Миссис Лодж закончила. Мэри в слезах поднялась к себе, но скоро она успокоилась. Юность никогда не поддаётся отчаянию надолго. Девушка села дописывать письмо к Мег. Конечно, скоро, трудами сплетниц, вся эта история выйдет наружу и кузина узнает о её склонности. Но пока у неё в запасе есть спасительные несколько дней.
Эти несколько дней были скучными и унылыми. Матушка была строга с ней, как никогда. Мэри никуда не разрешалось выходить, хотя дни стояли необыкнвенно тёплые, а яркое солнце манило своими лучами прогуляться. Но наконец-то пришло письмо от Мег и девушка под предлогом его прочтения отпросилась в сад.
Что же пишет кузина? Мэри в нетерпении сломала печать и открыла письмо. 
"Дорогая Мэри!
Была очень рада получить твоё письмо. Представляю, насколько тебе было тяжело в такой компании. А как вас встретил мистер Треверс? Расскажи об этом подробнее. Я хочу знать о нём всё. И у меня есть на это особые причины. Ты даже не представляешь, кого я несколько дней назад видела в Лондоне! Это - мистер Эдвард Скотт, давний друг Джеймса. Мы не виделись с детства. Боже, я так рада была встретиться с ним, сама не знаю, почему. Он сейчас лейтенант в Н-ском полку. И, говорят, он там на очень хорошем счету. Это всё мне по секрету рассказала Эмма. Мне почему-то очень приятно общаться с Эдвардом, хотя, право, не знаю, что в нём особенного. 
Вот поэтому мне и надо услышать от тебя о мистере Треверсе. Я хочу их сравнить. Конечно, мистер Скотт ни в какое сравнение с ним не идёт, но всё же он не так плох, как остальные лондонские джентльмены.
Я не знаю, когда вернусь. Матушка намерена оставить меня здесь ещё на пару недель. Я, конечно, же никогда не забуду мистера Треверса, даже речи об этом нет. Но в Лондоне так интересно! Постоянные выезды в свет, визиты, знакомства. Да такого у нас никогда не найти! А магазины здесь какие! Мэри, только послушай - французские кружева, кисея, шёлк, иллюзия, красивые мелочи, просто глаза разбегаются. А какие драгоценности! Ах, Мэри, как хорошо, что Эмма (по просьбе матушки) покупает мне почти всё, что я захочу. Надеюсь, в этот сезон ты тоже побываешь в Лондоне и увидишь всё своими глазами.
Твоя любящая кузина - Мег Камминг."
Мэри прочитала письмо с улыбкой. Кузина была до удивления непостоянна. Конечно, Мег отправили в Лондон с умыслом разлучить с предметом обожания, а там как бы случайно подвернулся мистер Скотт. И дальше совершенно случайно призрачный образ мистера Треверса сменит реальный мистер Эдвард Скотт со всеми его достоинствами и недостатками. И, видимо, совсем скоро Мег назовёт мистера Скотта мужем. А она? Сможет ли она, Мэри, когда-нибудь назвать мужем мистера Треверса? Как бы это было прекрасно, если бы когда-нибудь... Мэри вздохнула, отбросила свои грёзы и опять вернулась мыслями к письму Мег. Надо ответить кузине и не забыть написать, что в Лондон она не поедет. Она терпеть не могла суетный, вечно-спешащий, гордый город и отнюдь не разделяла восторгов Мег по этому поводу. 
Сложив письмо, Мэри медленно пошла по дорожке вглубь сада к своей любимой беседке. Уже возле неё девушку догнал звук копыт. Всадника ещё не было видно, но она почему-то была уверенна, что это именно мистер Треверс. Она так долго думала о нём, что он не мог не приехать. Наконец, всадник появился и это правда был мистер Треверс. "Он приехал, чтобы увидеться со мной" - Застучало сердце у Мэри.
- Мисс Лодж в прошлый раз, когда мы с вами виделись, вы забыли у меня вот это, - и Треверс, спешившись, протянул девушке изящный кружевной платок с инициалами М. Л. Мэри покраснела. Она и вправду потеряла платок и вчера только искала его, но это вовсе было не так важно, чтобы приезжать сюда сегодня. Она чувствовала, что это лишь повод, чтобы увидеть её.
- Спасибо, мистер Треверс.
- Как поживает ваша кузина? Излечилась ли она от своих пагубных чувств. - Мэри видела, что мистер Треверс не знает, с чего начать разговор.
- О, у Мег всё хорошо. Я думаю, скоро в её жизни появится реальный герой.
- Вот как? Я за неё очень рад. А как ваши дела?
- Увы, я не обладаю постоянством кузины. 
Мистер Треверс тепло улыбнулся. Мэри видела, что он понял его слова. Душа её рвалась признаться, сказать, что она хочет быть с ним всегда, всю жизнь, но она молчала, всё более и более краснея от смущения.
- О чём вы мечтаете в жизни, мисс Лодж? - Сменил тему разговора Треверс.
- Я, право...
- Скажите честно. - Мистер Треверс устремил на девушку взгляд, в котором была и нежность и гордость и нетерпение.
- О семье. - Осторожно ответила Мэри. - Наверное, это мечты любой девушки.
- О, да, любой. А ещё - хороший дом, дорогой экипаж, куча прислуги и новые туалеты на каждый выезд. Вы правы, о такой семье мечтает любая девушка. 
Мэри не могла не почувствовать иронию в словах мистера Треверса. "Боже мой! Как его, должно быть, сильно уязвили слова Беллы!" Но ей же самой решительно всё равно, богат он или беден. Почему его так это волнует?
- Я сказала лишь, что мечтаю о семье. Не для всякой девушки хороший дом и состояние имеет такое большое значение, как вы ему придаёте.
- Увы, большее, чем вы думаете, мисс Лодж.
- Но почему же большее?
- Вы ещё слишком молоды и слишком доверчивы, чтобы судить о таких серьёзных вещах.
- Право же, вы опять уверены, что с возрастом мои чувства изменятся, как будто я не смогу остаться верной тем интересам, которые исповедую сейчас! 
- Да, но неужели вас не интересует мнение света? Не имеет значения мнение ваших родных и друзей? Неужели вы настолько равнодушны ко всем развлечением, чтобы навсегда от них отказаться? Знаете ли вы, что такое бедность? Умеете ли вы зарабатывать себе на жизнь?
Мэри на мгновенье растерялась под таким шквалом вопросов, обрушившихся на неё.
- Вы не можете мне ответить, вы не знаете. - Тихо и с такой искренней болью сказал мистер Треверс, что защемило сердце.
- Но, мистер Треверс...
- Давайте лучше не будем об этом говорить.
Он отвернулся. Мэри не знала, что подумать. Она в полной мере ещё не поняла его, не могла понять.
- Мисс Лодж?
- Да?
- Как поживает ваш кузен?
Мэри не ожидала этого вопроса. Она давно не видела Джеймса и, честно говоря, совсем не хотела видеть. Поэтому с удивлением ответила:
- Хорошо.
- Надюсь, он здоров?
- Не знаю. Я давно не видела его. - Недоумевая всё больше и больше ответила мисс Лодж.
- Я слышал, будто он собирается породниться с одним знатным семейством.
- Боюсь до меня не доходили такие слухи. - Улыбаясь ответила Мэри, догадываясь, куда клонит мистер Треверс. Она немного помолчала и, набравшись смелости, продолжила разговор, сказав полушутливо, полусерьёзно. - Вы столько уже узнали обо мне и задали столько вопросов, а я о вас ровным счётом ничего не знаю. 
- Так ли это на самом деле? Я думаю, мой друг полковник Фарджел, вас просветил в этом плане.
- О, он раскрыл мне так мало.
- И чем тогда могу помочь я?
- Вы можете, если желаете, немного поведать мне о своей жизни.
- Что же я могу вам рассказать? - Смутился Треверс. - Мне несвойственна манера современных джентльменов хвалится тем, чего они не достигли.
- Расскажите мне про вашу матушку. - Задала свой самый желанный вопрос Мэри. Ей очень хотелось узнать больше о миссис Треверс.
- Я очень мало помню свою мать. - Тихо начал мистер Треверс. - И кроме общих слов не могу сказать, пожалуй, ничего. Она была очень красива. Это я знаю и помню. У меня есть её портрет. Только он и несколько мелочей остались мне от неё теперь, когда нет Мейплза. Вот смотрите, это моя матушка - миссис Марианна Треверс, урождённая Мозгрейв. - Мистер Треверс достал медальон и показал девушке. Мэри почувствовала гордость в его голосе, когда он сказал о матушке и всмотрелась в портрет. На неё смотрела красивая женщина с нежным выражением ясных синих глаз. Золотые (цвет, наверное, был немного преувеличен художником) локоны, закрученные по моде того времени, спадали на плечи. Женщина казалась олицетворением смиренной жены и нежной матери. Всё её существо словно дышало покоем. Мэри вспомнила портрет своей матери, урожденной мисс Бентам в молодости и поразилась отличиям. Луиза Бентам в молодости была очень красива. Но эта красота скорее отталкивала, чем привлекала. Это была холодная красота зимней ночи, не способная никого согреть. Марианна Мозгрейв была не такой. Её красота согревала, дарила отдохновение и утешение. Мэри вдруг захотелась обнять эту прекрасную женщину с портрета, получить хоть немного материнской ласки, любви и заботы. Как же жалко, что миссис Треверс умерла так рано! Вдвойне жалко! 
Мэри подняла глаза от портрета и увидела, что мистер Треверс внимательно за ней наблюдает. Наверное, он узнал то, что хотел. Потому что на лице девушки отражалось всё, о чём она думает. Во всяком случае он задал следующий вопрос, исходя из своих наблюдений:
- Мисс Лодж, вам понравилась моя матушка? - Словно бы она её знала.
- Да. - Мэри поняла его. - Она очень красивая женщина и очень... - Она замешкалась, подбирая нужное слово. - Добрая.
- Да, мама была очень доброй. Она никогда не ругала меня, когда я шалил. Но это было так давно, что я почти не помню.
- Вы жалеете, что у вас не сохранилось больше воспоминаний о ней?
- О, да! Я расспрашивал отца, сколько мог, пока ему не становилось больно разговаривать о ней. Но свои воспоминания - это нечто другое, лучшее.
- Ваш отец наверное был очень счастлив с вашей матушкой.
- Очень! Каждый день дарил им более полное, многогранное счастье. Они жертвовали всем ради друг друга, но ничего не теряли, становясь каждый только полнее и богаче от этой жертвы. Когда мама умерла, мой отец очень тяжело переживал эту потерю, но как сильный человек не стал искать утешений в вине или играх. Он начал только больше заботиться обо мне и пытался заменить мать. Он надеялся обеспечить меня, участвуя в рисковых денежных операциях и обанкротился. Сердце его не выдержало. Я просил его не вкладывать деньги в это предприятие, но отец не слушал. Он считал своим долгом перед матерью дать мне всё, в том числе и деньги. Ведь мама была из богатого и знатного рода, а он - потомок торговца с небольшим состоянием. Он всегда считал себя обязанным ей и радовался как ребёнок, что она вышла за него замуж. 
 - Я думаю, что ваш отец не должен был рисковать своей жизнью и благополучием сына ради иллюзорного богатства. - Тихо произнесла Мэри.
- Но он считал себя виновным в том, что мама не получила всё, что ей причиталось от рождения.
- Даже если бы она всё это получила, вряд ли что-либо было бы ей дороже вашего отца.
- Да. Это так. Но всё же вы слишком недооцениваете богатство.
- А вы переоцениваете!
Мэри и мистер Треверс стояли и смотрели друг на друга. Потом, словно нехотя, он отвёл взгляд и произнёс:
- Мисс Лодж, пожалуй, мне пора идти.
- До свидания, мистер Треверс.
- Прощайте! Всё-таки вы недооцениваете богатство и те привелегии, которое оно даёт в обществе, потому что у вас это всё есть от рождения.
И мистер Треверс ускакал, оставив Мэри в недоумении вспоминать его последние слова.

 

 

продвижение сайта в поисковых системах

белый каталог сайтов.

белый каталог сайтов.

бесплатное продвижение сайтов ремонт квартиры своими руками заборы из профнастила бесплатная раскрутка сайта теплый пол Яндекс.Метрика