[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Добрый форум » Наша библиотека » Мастерская писателя » Мэри Сью или как не надо писать рассказы
Мэри Сью или как не надо писать рассказы
kotolisatorДата: Пятница, 25.04.2014, 20:19 | Сообщение # 1
Самый добрый человек
Сообщений: 51
Статус: Не здесь
Как не надо писать романы. Часть 8. Штампы, Мери Сью и «заклёпки» Анатолий Матвиенко

В прошлый раз я попробовал рассмотреть типичные штампы для жанра фэнтези путём ответа на некоторые вопросы анкеты Дж.Паркера. Дальнейшие относятся не столько к штампам, сколько являются своеобразным тестом на знание частных, иногда весьма технических подробностей, касающихся описываемого мира: знаете ли вы, что такое «пластинчатая броня», какие бывают кольчуги, сколько весят золотые монеты, сколько лошадь может скакать галопом и т.д. Точность соблюдения технических деталей на языке издателей иногда именуется «заклёпочничеством», и это несколько из другой оперы.

Для начала рассмотрим явление «Мери Сью», оно к теме штампов примыкает достаточно плотно. Название заимствовано из пародийной миниатюры, опубликованной Паулой Смит в далёком 1974 году. Там девица пятнадцати с половиной лет, самый молодой лейтенант в Звёздном Флоте, поднимается на мостик космического корабля «Энтерпрайз».

«К ней подошел капитан Кирк.
- О, лейтенант, я безумно люблю вас. Вы согласны пойти со мной в постель?
- Капитан! Я не такая девушка!
- Вы правы, и я уважаю вас за это. Займитесь кораблем пару минут, а я пока приготовлю кофе.
На мостик поднялся мистер Спок.
- Что вы делаете в капитанском кресле, лейтенант?
- Капитан велел мне.
- Безупречная логика. Я преклоняюсь перед вашим разумом.
Капитан Кирк, мистер Спок, доктор Маккой и мистер Скотт транспортировались с Мэри Сью на Ригель-XXXVII. На них напали зеленые андроиды и бросили их в тюрьму. В момент слабости Мэри Сью призналась Споку, что она тоже наполовину вулканка. Быстро оправившись, она вскрыла замок заколкой, и все вернулись на корабль.
Но на борту доктор Маккой и Мэри Сью обнаружили, что мужчины, которые транспортировались, серьезно пострадали от холодных попрыгунчиков, а Мэри Сью - гораздо меньше. Пока четверо офицеров чахли в лазарете, лейтенант Мэри Сью управляла кораблем, и делала это так хорошо, что получила нобелевскую премию мира, вулканскую медаль «За отвагу» и тральфамадорскую медаль «Хороший парень».
Однако болезнь все-таки настигла ее, и она слегла. В лазарете, когда она испустила последний вздох, были капитан Кирк, мистер Спок, доктор Маккой и мистер Скотт. Они, не скрываясь, оплакивали ее прекрасную юность и юную красоту, ум, мастерство и доброту ко всем».

При всей нелепости текста, он отразил типичные черты англо-американской фантастики того времени, а черты Мэри Сью просматриваются в огромном количестве нынешних русскоязычных романов, и далеко не только фантастических. Единственно, сейчас куда чаще мелькает мужской аналог, который принято называть «Марти Сью».

И так, персонаж а-ля Марти или Мэри Сью:

1). Красив внешне.
2). Обладает громким или, по крайней мере, приятным именем.
3). Безупречно положителен.
4). Легко и непринуждённо справляется с ужасными проблемами, которые никто не смог одолеть.
5). Обладает незаурядным набором способностей, общечеловеческих, гипертрофированных до нереальности, или фантастических, если жанр позволяет.

Захочется ли вам прочесть некое произведение, главный герой которого – Мэри (Марти) Сью, как явствует из аннотации? Казалось бы, ответ очевиден: четыре раза фу-фу. Но не так всё просто.

В остросюжетной литературе главный герой должен преодолеть трудности, которые чайнику не по плечу. В любовном романе он и она (он+он, она+она) должны вызывать сочувствие, сопереживание, зависть даже. Полноватая домохозяйка в не очень свежем халате с удовольствием читает про страдания Скарлетт, которую идеальный любовник Батлер никак не может понять, невольно вживаясь в образ и чуть-чуть отождествляя себя с красавицей знойного американского Юга.

И так, существует некая грань, после которой преувеличенные для большей выразительности романа позитивные качества героя превращают его в Марти-Мэри, штампованного и очень стандартного персонажа, так как грехи и недостатки всегда разнообразнее достоинств. Позволю несколько примеров.

Шерлок Холмс Конан Дойля, обладающий сверхъестественным интеллектом (дедукция), аристократической внешностью, незаурядной физической силой, владеющий непобедимым стилем рукопашного боя, харизматичный, благородный, не стяжатель – чем не Марти Сью? Но он одновременно эгоистичен, законченный наркоман, проявляет хамство, если что-то поперёк его характера. Очень живой персонаж, оттого бесчисленное количество раз его воплощали на кино- и телеэкране.

Штирлиц-Исаев похож на Марти Сью ещё больше, особенно в экранизации романа Юлиана Семёнова. Особенно покоряет сексуальная сдержанность. За много лет нахождения на задании общение с женщиной – одноразовое. Ему дали глянуть на жену... издалека.

При этом Штирлиц совершает несколько ошибок, за которые потом грызёт себя: не принимает мер в связи с беременностью «пианистки», хватается пятернёй за чемодан с рацией, отправляет в лыжную прогулку старика, не умеющего ходить на лыжах и т.д. В результате влипает в неприятности и с трудом выбирается. Тоже в итоге – вполне человеческий человек.

Интересно смотреть на мартисьюшных героев Юрия Никитина. Корифей русской фантастики проповедует непрерывное развитие героев. А так как Никитин склонен к написанию серий в десятки книжек, герои получают невероятный апгрейд. В компьютерных играх это называется «прокачивание». Ваш сын не говорил вам, что он эльф 80-го уровня, или танк у него получил новые пушку, мотор и ходовую? Значит, всё впереди.

В серии «Трое из леса» три главных героя скромно и со вкусом превращаются в богов, так как за 20 или 30 томов (не помню – сколько) их левел настолько вырос, что кроме как в божественный статус двинуться точно некуда. В серии «Ричард Длинные Руки», которую Никитин выпустил под псевдонимом Орловского, где-то в районе 20-го тома герой без рассуждений проглотил Тёмного Бога, присвоив его силы, и, постепенно наращивая их, дожил где-то до сорокового тома. Ричард выше всех ростом, красивый, сексуальный, остроумный (по мнению фанатов серии). Можно сколько угодно смеяться над Никитиным, обвинять в нелитературности, но он – самый высокооплачиваемый автор в России в жанре фэнтези, а каждый опус про «Ричарда» разлетается тиражами в 50-100 тыс. экземпляров. Значит – он востребован, умеет зацепить читателя. Считать себя «выше» Никитина из-за того, что это – попса, а не «настоящая литература», как у безмерно гениального, но отвергнутого всеми издательствами сочинителя-неудачника, более чем глупо.

Замечательный, способнейший и мудрейший Эраст Фандорин в цикле романов Бориса Акунина постоянно ошибается, напарывается на оппонентов, не уступающих в уме, коварстве, силе, страдает заиканием и, состарившись, бездарно погибает. Если бы не это, он смотрелся бы образцовым Марти Сью. Браво! Хотя последний роман в серии значительно слабее первых, на мой неискушённый взгляд.

Перехожу к обещанному «заклёпочничеству». Это явление такое, когда автор пытается максимально точно воспроизвести каждую заклёпку или болтик описываемой техники, до последнего колечка кольчугу в армии героя, до мельчайших оттенков цвет петлицы или нашивки на военной форме. Точно так же есть категория читателей-ценителей этого дела.

Абсолютным лидером «заклёпочников» в российской фантастике является Андрей Круз. Перед каждым боевым эпизодом он чрезвычайно тщательно описывает, какое оружие выбирает персонаж, чем заряжает, какой прицел навинчивает, сравнивает эту стрелялку с однотипными из арсеналов стран НАТО и пророссийского блока. Дело вкуса, но, по-моему, увлекательнее читать справочник, если огнестрельное оружие столь вдохновляет.

Женщины, как правило, поголовные «антизаклёпочницы». Техника их волнует мало, описывается скудно. Зато их произведения отлично читаются другими женщинами, которым также на заклёпки наплевать. А раз по статистике женщины читают куда больше мужчин, дамам изначально грозит больший успех. Миллионные тиражи Донцовой и Марининой не снились даже Никитину.

Фантастика, особенно научная, историческая и, тем более, связанная с техникой, требует от автора эрудиции в описываемых материях, но не более чем. Очень смешно наблюдать вой «ценителей», когда они критикуют на форумных ветках романы, где нашлись заклёпочные ляпы.

Помню комментарий одного «продвинутого» Интернет-эрудита, который раскритиковал автора (не меня) за пещерную безграмотность, так как, не поверите, калибр немецкого орудия времён Второй Мировой войны указан в сантиметрах – 8 целых и 8 десятых. Ужас, завопил энтузиаст, автор – лох, потому что в артиллерии калибры указываются или в дюймах, или в миллиметрах. Но в Германии и правда были приняты сантиметры, а знаменитая зенитная пушка звалась «ахт комма ахт», восемь-точка-восемь.

Мой пример. В романе «Подлодки адмирала Макарова» офицер миноносца в Русском Императорском флоте имеет звание гардемарина. Тут град издевательств высыпался на мою голову: автор нифига не понимает в делах флотских, потому что гардемарин – не офицерское звание, а курсант военно-морского учебного заведения. Увы, в описываемый период, вторая половина XIX века, это как раз было офицерское звание. Не исключаю, что человек, намалевавший приведённую глупость на Флибусте, и правда служил на какой-то шлюпке. Или, быть может, видел море с берега разок – не важно. Прогуглить интеллекта не хватило. На самом деле, ошибка этих существ, сочетающих лучшие качества горе-«заклёпочников» и Интернет-троллей, не в том, что калибр указывается и в дюймах, и в сантиметрах. Романы вообще не про танки, пушки, самолёты и подводные лодки, они – про людей. Вот если с описанием характеров я промахнулся – тогда прискорбно. Что же касается остального, то для следующего романа заготовлена фраза: «Автор предупреждает: касательно чинов, званий, вооружений, битв и организации армий историческая правда будет безжалостно игнорироваться».

Вашего героя проткнули ятаганом, ехидно спрашивает упомянутый Паркер? Да, ятаган – рубящее, а не режущее орудие. В голый живот его всё равно можно воткнуть. Главное в другом – кто и зачем протыкает желудочно-кишечный тракт.

Понятно, что отвечать на подобные выпады бессмысленно.

Я – сам немного «заклёпочник». Нашёл пару ляпов, например, в замечательном романе минского писателя Анатолия Дроздова «Кондотьер Богданов», показал их автору, посмеялись вместе. Например, что стандартным винтовочным патроном нельзя заряжать авиационный пулемёт ШКАС, как это делает персонаж. Имеет ли это хоть какое-то значение для восприятия произведения? Ни малейшего!

Это не означает, что касательно техники имеет смысл писать любую ахинею. Совершенно махровый пример абсурда – роман Александра Самохвалова «Боевой разворот. И-16 для «попаданца». Автор не скрывает, что его авиационная эрудиция почёрпнута преимущественно из авиасимуляторов. Роман о том, как Интернет-ас вдруг попал в тело настоящего лётчика Второй Мировой войны и всем показал кузькину мать. Даже Жукову. По ходу текста имеется 295 (двести девяносто пять!) «заклёпочных» сносок, ими снабжено упоминание любого самолёта, вида вооружений и т.д. Более чем странно, любители подобных опусов обычно имеют достаточные базовые знания, остальным это просто не интересно. Зато описания воздушных боёв и уничтожение вражеских самолётов пачками при расходе трёх десятков патронов на ствол боекомплекта у героя свидетельствуют о печальном уровне подготовки. Тем не менее, и у этого чтива есть целевая аудитория, к слову – не маленькая, любители компьютерных игр.

И так:

1) Нельзя абсолютизировать положительные черты героя до состояния Марти (Мэри) Сью, хотя и очень хочется.
2) Нельзя увлекаться «заклёпочничеством» без меры.
---------------------------

Статья взята отсюда

Кто что об этом думает? yes
 
kotolisatorДата: Пятница, 25.04.2014, 20:57 | Сообщение # 2
Самый добрый человек
Сообщений: 51
Статус: Не здесь
Вот ещё нашла:

Мэри Сью (англ. Mary Sue) или Марти Стью (англ. Marty Stu) — принятое в англоязычной среде обозначение персонажа (в зависимости от пола), которого автор наделил чрезмерно гипертрофированными способностями. Автор произведения, как правило, ассоциирует себя со своей «Мэри Сью». Создание таких персонажей обычно считается плохим тоном. Появляются они чаще всего в фанфиках и в настольных ролевых играх.
Википедия
Примеры достоинств 
Мэри Сью - это само совершенство, она безумно хороша собой, говорит на пятнадцати языках, играет на всех музыкальных инструментах, владеет любыми видами оружия и прочая, прочая, прочая. Если Мэри Сью - девушка, то это веселая, всеобщая любимица, которая никогда не страдает ПМС и служит источником вдохновения для всех вокруг. Если герой этого типа мужского пола, он - задумчивый, любящий уединение тип, совершенно не обращающий внимание на славу, от которой у него одни неприятности. Притом, что у него прекрасно получается все начинания, даже когда он игнорирует общепринятые правила. В конце он получает уважение всех авторитетных фигур.
Самобичевание
У него также случаются ужасные приступы вины из-за вещей, в которых не было его ошибки и которые он вообще не мог контролировать. Все вокруг знают, что он ни в чем не виноват, но он настаивает на своих мучениях и тоскует все ночи напролет. Это дешевая уловка, чтобы найти причину для тоски, переоценки ценностей и глубокой задумчивости совершенно без причины, только чтобы наложить на героя ответственность за что-то неправильное. Часто это используется, чтобы герой стал необщительным и презираемым, из-за того что он замучен виной или морально травмирован. Мэри Сью не может сделать ничего даже отдаленно плохого без целой кучи объяснений и оправданий.
Ангст
Некоторые авторы думают, что они могут избежать обвинения в мэрисьюизме, заставляя своих героев страдать из-за внешних причин (например, их кто-нибудь мучает). Частый результат - утомительные мучения, сопровождаемые потоками жалости к себе и сочувствия других персонажей. Читателям это надоедает так же, как и постоянное исполнение желаний героя, потому что по существу это одно и то же. Во всех этих "страданиях" отражается старая добрая фантазия: "Когда я умру, вы все пожалеете, что плохо ко мне относились".
Мнимые недостатки 
Другое характерное оправдание "мэрисьюистов": "Эта героиня не я, она просто напоминает меня, разговаривает как я, носит мое имя и делает все то, что мне хотелось бы делать" (Да, это именно так). Или: "Моя героиня не идеализированное олицетворение - она переняла кучу недостатков". Или: "Она не совершенна - есть очень много вещей, которых она не умеет". К сожалению, под "недостатками" часто понимается: "Она слишком сильно заботится о своих друзьях" или "Он пытается все делать как можно лучше, на грани возможностей". И под вещами, которые она "не умеет делать", понимается неумение играть на банджо, чтобы спасти свою жизнь, и другие навыки, которые не играют роли в сюжете.
Подвиды Мэри Сью
Жертва Сью 
Жертва Сью страдает. Постоянно. Она, в сущности, ничем ни перед кем не провинилась, но на ее голову постоянно сыплются все шишки, которые она может лишь пассивно принимать, размазывая по щекам слезы. В зависимости от степени озлобленности мазохиста-автора это могут быть как попреки и дурные оценки в школе, так и вполне неиллюзорные пытки и мучения. Все окружающие персонажи либо мучают и обижают Жертву Сью, либо трогательно жалеют. Вероятно, автору хочется, чтобы его вот так жалели в реальной жизни.
Боец Сью 
Боец Сью - великий, непревзойденный воин или маг. Таковы вообще все Мэри Сью, но Боец Сью - особенная: она - воитель непобедимый. В бою она не знает себе равных, поэтому автор считает своей обязанностью подставлять Бойцу Сью все новых и новых могучих противников, с которыми она, конечно, лихо расправляется. Все бои с участием Бойца Сью проходят по одной из двух заведенных манер: либо противник заведомо слабее Бойца Сью (но давит числом), и тогда Боец Сью элегантно раскидывает врагов, задерживаясь лишь для того, чтобы поправить волосы и сказать что-нибудь ироническое, либо враг сразу сильнее, и тогда Боец Сью уступает ему в начале боя, но потом открывает в себе новую способность/применяет запретную старую/жертвует чем-то и в итоге одерживает верх. В чужой помощи Боец Сью не нуждается, она все равно в итоге сильнее всех, зато с удовольствием занимается защитой других. У Бойцов Сью всегда очень трагическое прошлое. Автору недостает в жизни самоутверждения, которое он находит в придуманных боях.
Сорванец Сью 
Сорванец Сью - несносное, сварливое, вздорное существо, не желающее подчиняться нормальным правилам человеческого общежития, напропалую хамящее окружающим, так, что им, наверное, будь они живыми людьми, а не заставляемыми автором без конца восхищаться Сорванцом Сью статистами, хотелось бы взять Сорванца Сью и примерно отшлепать. Эмоции так и прут из нее и немедленно переходят в действия - она, на самом деле, вовсе не плохой человек, просто автор твердо убежден, что подобное поведение - это круто. Возможно, автор компенсирует этим собственные зажатость и конформизм в реальной жизни.
Счастливица Сью 
Счастливица Сью - это своего рода, Жертва Сью навыворот (хотя они, конечно, обе красивы, умны, талантливы, всеми любимы, все, что они делают, у них получается, и так далее, как и у всех Мэри Сью). Сходство у них явное - они обе довольно пассивны. Если Жертву Сью без конца бьют и мучают, то на Счастливицу Сью в тех же количествах сыплются подарки благой судьбы: в нее вдруг влюбляется самый красивый парень школы, она вдруг находит на улице Волшебные Доспехи Судьбы, она вдруг раскрывает в себе неведомый никому (и ей самой) талант и так далее. Другой человек бы на месте Счастливицы Сью бы страшно возгордился, но Счастливица Сью - ужасная скромница и только лишь страдает по поводу валящихся на нее, как из рога изобилия, благ - естественно, и не думая от них отказываться. Если же и отказываются, блага валятся на нее в двойном объеме. Остальные люди, видя чистоту и искренность Счастливицы Сью, и не думают заподозрить ее в мошенничестве - нет, нет, это все удачное стечение обстоятельств! Автор, как вполне очевидно, исполняет для своей героини собственные сокровенные мечты.
Причины появления Мэри Сью 
Проблема с явным самоописанием состоит в том, что во многих случаях автор использует его, потому что он или она просто больше ничего не умеют. И автор, у которого не хватает воображения создать персонаж иной, чем собственная копия (слегка улучшенная, конечно) скорее всего попадет в западню мэрисьюизма. Самоописание - это не причина появления плохих рассказов, но обычно у них один общий источник.
В фанфикрайтерстве, где феномен Мэри Сью особенно процветает, под Мэри Сью часто понимают неканонического персонажа, вставленного в ту вселенную, по которой пишется фанфик, и в силу своих мэрисьюшных качеств перетягивающего на себя одеяло, вытесняя канонических героев и заставляя вселенную вращаться вокруг себя (что вызывает раздражение у читателей-поклонников этой вселенной, пришедших, в конце концов, читать про эту вселенную, а не про то, какая Мэри Сью замечательная).
Автор приключений Мэри Сью работает на простом принципе: он хочет, чтобы его любили, так что он делает любимым своего героя. Все иные персонажи хотят быть его друзьями, и автор ожидает, что читатели почувствуют то же самое. К сожалению, этого не происходит. Читателям не нужен персонаж, которого они могут любить, им нужен тот, с кем они могут отождествлять себя. Причина, почему мэрисьюизм так раздражает, в том, что никому не нравится видеть кого-то, чьи мечты всегда и во всем сбываются. Наиболее успешные истории - те, где читатель может поставить себя самого на место главного героя. Но Мэри Сью создана не для них, а для автора - такой, какой хочет видеть себя автор со стороны. 
Как избежать мэрисейства 
Лучше всего - вовсе не списывайте героя с себя или близких, дорогих вам людей, иначе вы автоматически будете ассоциировать героя с собой и всячески потакать ему, исполняя его (на деле свои) желания. Если вы все-таки взяли себя за образец - развивайте персонажа, сделайте его интересным и оригинальным, глубже раскрывайте его характер, сделайте так, чтобы читатель мог ассоциировать его с собой, а не только с вами. 
Наделяйте героя настоящими недостатками. В реальности никто не безгрешен. "Чрезмерная чистота и наивность" или "желание все делать как можно лучше, отчего часты неудачи" таковыми не является. Не надо производить недостатки из достоинств персонажа, лучше уравновешивать достоинства недостатками. Герой силен и вынослив? Он может быть потлив, неуклюж и груб, неотесан и не слишком образован - время, проведенное за накачиванием мускулов, более слабые потратили на иное. Героиня чиста и целомудренна? Она может быть стеснительной, закомплексованной "серой мышкой", прячущейся за спинами других. Герой хитер и пронырлив, большой ловкач и обманщик? Он может быть мелочен, неспособен на открытые и глубокие чувства, подл и склонен к предательству. Герой опытен, трезвомыслящ и расстался с идеалами юности? Он может быть изрядной сволочью - циником, эгоистом, не будет рисковать собственной жизнью за другого и при случае нанесет врагу удар в спину - просто потому, что это удобно.
Когда желания героя/героини исполняются, они должны радоваться этому. Если вы напишете об их раздражении и тоске, это будет выглядеть нечестным и неестественным с точки зрения читателя. Могут иметься обратные стороны медали, которые откроются позже, но в реальности никто бы не увидел их сразу, когда он еще ослеплен успехом. Вместе с большой властью приходит большая ответственность, но, добившись цели, любой нормальный человек обычно кричит "Урааа! Великолепно! Дааа!". 
Драматические страдания и самокопание не оправдывают мэрисьюизм - вообще говоря, его ничто не оправдывает. Не усердствуйте с мучением героя, да еще с последующим вознаграждением за страдания. Тем паче избегайте ложной вины, описанной выше. Если вам так уж хочется помучить героя угрызениями совести, пусть он действительно совершит что-то неправильное и будет действительно виноват. Если вы не можете вынести мысль, что ваш герой на такое способен, то и не беспокойте читателя притворными жалобами. 
Когда Вы создаете нового героя (при помощи самоописания или нет), подумайте немного о его взаимодействии с персонажами и историей. Вам нужен этот новый герой, чтобы поддержать рассказ, или вы пишете рассказ, чтобы он служил фоном для вашего героя? В последнем случае попробуйте придумать объяснение, почему он заслужил такую честь. Если ответ будет: "Потому что он такой хороший, что людям захочется о нем читать", - то, скорее всего, вы создаете Мэри Сью. Основывать всю историю исключительно на одном персонаже - дело ОЧЕНЬ трудное, так что лучше оставить эту работу профессионалам. 
Наконец, как вы реагируете на критику в адрес вашей героини? Если вы отвечаете на нападки (в том числе утверждения, что он или она - Мэри-Сью) так, как будто это личные обвинения в ваш счет, вы должны признать, что вы довольно явно отождествляете себя с вашим персонажем.
Взято отсюда
 
Добрый форум » Наша библиотека » Мастерская писателя » Мэри Сью или как не надо писать рассказы
Страница 1 из 11
Поиск:

продвижение сайта в поисковых системах

белый каталог сайтов.

белый каталог сайтов.

бесплатное продвижение сайтов ремонт квартиры своими руками заборы из профнастила бесплатная раскрутка сайта теплый пол Яндекс.Метрика